Путешествуем с Ниной Рыбик. Йошкар-Ола. Часть 2

15:07 / 05.08.2017
968

В любом городе есть «парадный фасад», где приятно погулять теплым летним вечером, сфотографироваться на память, посидеть в кафе или просто съесть мороженое. Там всегда полно туристов, туда водят гостей, там променадничают с друзьями и родными.

И в каждом городе, да что там – в каждой стране! – есть места за «парадным фасадом», вдалеке от туристических маршрутов и глаз высоких столичных  чиновников. И именно там – настоящая жизнь. Вот только из окна туристического автобуса ее не увидишь…

По счастью, я жила именно в таком «настоящем городе», даже в пригороде, и могу судить о Йошкар-Оле не только по красоте красных домов с зелеными крышами.

yoshka1.jpg

yoshka2.jpg

Эх, дороги…

Практически все без исключения гости Беларуси, особенно из постсоветских стран, из хороших впечатлений о нашей республике в первую очередь называют три вещи: состояние дорог, чистоту и порядок и засеянные поля. Белорусов это даже немного раздражает: неужели у нас больше нет ничего хорошего?

Но, побывав в российской глубинке, начинаешь понимать, почему гостей так удивляют и восхищают наши дороги, порядок и засеянные поля…

О состоянии дорог в Марий Эл образно сказал в одном из интервью ныне исполняющий обязанности главы республики Александр Евстифеев: «Инвесторы к нам не придут: не по чему…».

Да, конечно, парадная часть столицы вычищена и «вылизана» – а вот так называемые спальные районы… Мы любим поворчать на своих коммунальщиков: и это нам не то, и так – не этак.... «Нам бы ваши проблемы!» – вздыхают белорусские марийцы (или марийские белорусы?) Ребко – и теперь я их понимаю!

yoshka7.jpg

Трава во дворах там не косится, мне кажется, в принципе. Хотя нет, вру: под окнами некоего учреждения видела свежескошенную траву – но не более десяти метров вокруг здания, и травой это назвать сложно, скорее бурьяном. А дальше – хоть трава расти: не мое же – коммунальное, а значит – ничье…

Засеваются в Марий Эл, по-моему, только дачные участки: каждый, кому не лень – а наши марийские белорусы именно из этой категории – решает собственную продовольственную программу по своему усмотрению и на свой страх и риск.

Состояние дорог во дворах словами охарактеризовать сложно – только выражениями, которые «не для печати». «Аборигены» спасаются, кто как может: кто-то, кому по этим колдобинам ежедневно подъезжать к дому, жалея машину, пытается засыпать выбоину «по колено» битым кирпичом, кто-то подсыпал песком…  Словом, все в соответствии с пословицей: спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

И такие дороги не только в мик­рорайонах: когда мы поехали в глубинку, городок Юрино, чтобы посмотреть замок Шереметевых, меня сразу предупредили: дорога убитая. Степень ее убитости образно охарактеризовала Оля: на протяжении километров двадцати – извилистые ухабы. Нужно быть фокусником вроде Василия Ребко, чтобы, не повредив машину, «просочиться» между них… Ограничение скорости в 50 километров воспринимается как издевка: на такой дороге и двадцать можно считать превышением…

О чистоте и порядке при этом говорить не приходится: что называется, не до жиру…

Вернувшись домой, я другими глазами посмотрела и на наш старый, не очень благоустроенный двор, и на труд коммунальщиков. Все же, вопреки известной муд­рости, нужно хранить и ценить то, что имеем…

 Ах, Волга…

В этой – да и не только в этой – поездке я постоянно пыталась найти общее у Марий Эл и Беларуси.

Одна из таких «похожестей» – природа: Марий Эл, как и наша республика, – лесная и речная сторона. Причем в этом сравнении белорусские речки явно проигрывают, даже Неман и Припять, – да и кто осмелится спорить с матушкой-Волгой?! Давно хотела побывать на этой реке – вот, спасибо моим гостеприимным хозяевам, случилось…

Ну что вам рассказать о Волге? Если кратко, то – впечатляет! В первую очередь – своей ширью и величием – во всех смыслах этого слова. На ее берегу становится понятно, почему Волгу называют матушкой. И это только средняя Волга – какая же она в своем верховье? Древний город Козьмодемьянск – название в честь святых Козьмы и Дамиана, а не Зои Космодемьянской, как многие, и я в их числе, поначалу подумали, с которым левобережье связывает паромная переправа, едва проглядывается на высоком правом берегу. Кстати, некоторые считают, что именно этот город Ильф и Пет­ров переименовали в «Двенадцати стульях» в Васюки и именно там «великий комбинатор» проводил исторический сеанс одновременной игры – по этому поводу в городе даже создан музей Остапа Бендера и проводится фестиваль юмора «Бендериада».

Искупаться в великой реке не решилась: июнь в Марий Эл был тоже похож на белорусский – прохладный и дождливый. Да и купальщица из меня та еще… Только ноги намочила. И пусть теперь кто-нибудь пробует сказать, что я не купалась в Волге!

yoshka8.jpg

Еще республика Марий Эл знаменита своими лесами с их дарами. Рыбакам, охотникам, грибникам да ягодникам тут раздолье! Причем – снова сравниваю! – даже большее, чем белорусским. Волга-матушка сомом да стерлядью попотчует особо настойчивых, в лесах даже медведь водится, а молодые лоси несколько километров сопровождали нашу машину, мчась по заросшему травой полю.

Да и сельчан, насколько я поняла, в условиях практически разваленного сельского хозяйства и трудностей с трудоустройством, кормят в основном река и лес. Кого – своими дарами, кого – лесозаготовками, которыми занимаются в основном частники, привлекая за мизерную плату к тяжелой работе местных – тех, кто еще не уехал из глубинки в не слишком экологически чистые,  зато более сытные и перспективные города…  

Ух, замок!

С привидениями!

«Попотчевать» меня стариной Ребко решили, рискнув поехать за 200 километров по уже помянутой недобрым словом дороге в поселок Юрино, где находится красивейший замок Шереметевых.

Для знатоков истории поясню: к фельдмаршалу Петра І графу Шереметеву владельцы Юринского замка имеют седьмая-вода-на-киселе-родственное отношение: его хозяин был внучатым племянником «того самого» Шереметева. Тем не менее, знаменитого родственника тут почитали – как и известного генерала Скобелева, который приходился братом хозяйке: в память о нем в замке даже создали музейную комнату. Впрочем, богатых и знаменитых родственников всегда любят и почитают – не в пример бедным и безвестным…

В Беларуси замки – это или отреставрированные глянец и красота вроде Несвижского и Мирского, или дышащие стариной развалины вроде Гольшанского и Кревского. Замок Шереметевых – это нечто среднее меду ними: часть его отреставрирована, в отдельных покоях даже созданы комфортные гостиничные номера – а в другую часть туристам не позволяют даже заходить: небезопасно.

yoshka6.jpg

yoshka5.jpg

yoshka4.jpg

yoshka3.jpg

Хотя замок красивейший! Архитектурный стиль непонятный – да и как не быть тому, когда замок постоянно строился и перестраивался на протяжении ста лет, с 1812 года по 1916, да так и не был достроен. Всякий раз, когда хозяин привозил из столицы или заграницы какую-нибудь новую идею, он пытался воплотить ее в своем замке. Удивительно, но при этом он не производит впечатления безвкусного сборища стилей и направлений. Более того: некоторым деталям нам, просвященным потомкам, можно позавидовать и поучиться – например, мраморному полу в танцевальной зале, точно рассчитанному на шаг танца – проверяла! Окнам, на которых установлены современные «стеклопакетные» запоры. Редкой красоты дубовому паркету. Печкам, которые топились раз в две недели, при этом сжигалось 20 кубометров дров, но тепло во всем доме держалось полмесяца даже в лютые морозы – кстати сказать, многие из них действуют и используются по прямому назначению и сейчас. Сохранившемуся летнему саду, в котором 150 лет назад росли пальмы, зрели ананасы, бананы и прочая экзотика. 

Конечно, здесь, как и в каждом уважающем себя замке есть свое привидение: тень крепостной девки Палашки, не позволившей владельцу замка воспользоваться «правом первой ночи» и замурованной за это живьем в стену замка, является по ночам мужчинам, ночующим в гостиничном номере 37 – женщин, говорят, не беспокоит.

А вот выполняющего желания места или предмета в замке и его окрестностях не обнаружилось – недоработочка служителей! Давно пора таковые или найти, или создать, или придумать – а то что ж делать с заветными желаниями?!

Впечатлил и порадовал «старинный парк по-над речкою», то бишь, по-над Волгою, с остатками графской «потемкинской лестницы» – удивительно красивый и уютный. В таком бы гулять и гулять, брести по песчаному побережью, ловя босыми ногами прохладные поцелуи матушки-реки – если бы не 200 километров той самой русской дороги, по которой инвесторы не ездят – но ездят очумелые туристы…

yoshka9.jpg

Нина РЫБИК.

ostrov-red.rybik@tut.by

Текст: Нина Рыбик
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Яндекс.Метрика