Случайный выбор Надежды Милешко стал ее судьбой

14:01 / 21.03.2020
323
Профессию библиотекаря Надежда Милешко, можно сказать, выбрала случайно. 

«Соломинка, пузырь и лапоть» – первая книга, которую девочка Надя прочитала самостоятельно. 

– Как сейчас помню ее. Она была увеличенного формата, – рассказывает женщина, рисуя рукой на столе размер книги. – В моем детстве чтение было одним из главных занятий. У нас телевизор-то появился, когда я в пятый класс ходила. Да и смот­реть не особо было что: дети в программе искали редкие в то время мультики, а взрослых невозможно было встретить на улице, если  показывали «Четыре танкиста и собака».

1.jpg



Примером для подражания в чтении для маленькой Нади стала ее старшая сестра Валя.

– Она читала запоем, – вспоминает женщина. – Бывало, мама говорит ей, чтоб спать ложилась – да где там! Валя под учебником физики прячет «Поднятую целину» Шолохова и объясняет, что уроки еще не выучила. 

Любовь к чтению в Надежде Владимировне оказалась сильнее других вариантов досуга – между сериалом и книгой она по сей день выбирает второе. В литературе у нее тоже есть предпочтения. 

– Когда в моду входили дамские романы, я тоже их читала, – рассказывает женщина. – А потом интерес пропал, все они для меня на один сюжет: он – красивый и умный, она – красивая и бедная. (Смеется.) Я люблю белорусскую литературу, предпочтительнее короткие жизненные рассказы, иногда классику, а порой и современное что-нибудь. Недавно в «Звяздзе» прочитала трогательный рассказ про афганца, которого от смерти спасла змея.

Уважительное отношение к книге от Надежды Владимировны переняли ее сыновья. Старший однажды был удивлен тем, как соседская девчонка порвала книжку, – в семье Милешко такого никогда не происходило.

– Пока дети были маленькие, я им книжки брала на свой вкус. Как подросли, сами стали выбирать. Они и после школы читали, даже перечитывали что-то, того же «Петра Первого» Толс­того, – говорит она. – Внучкам я тоже не навязываю, какие книги читать, – у них свои вкусы.

По объявлению в газете выбрала будущую профессию.

Родом Надежда Владимировна с Брестчины. Она выросла в простой семье, беря пример жизненной мудрости и трудолюбия с бабушки и родителей, которые работали в колхозе. В ее родной деревне Селец Березовского района были больница, аптека, костел, церковь, магазины, библиотека, школа. О масштабах может рассказать такая цифра: в год выпуска Надежды Владимировны школу окончило 90 человек! 

– Все школьные предметы мне давались легко, но по складу я все же была гуманитарием и больше любила литературу, – вспоминает она. – Очень быстро запоминала стихи. И до сих пор многие из них помню.
 
Девушка не строила заоблачных планов, она не мечтала о престижной работе, высокой зарплате и профессиональной карьере. 

– Я не знала, куда поступить после школы. Боялась уезжать далеко от дома, – признается женщина. – А тут в газете объявление о наборе для обучения на библиотекарей напечатали. Прикинула: работу нашей библиотеки знаю, можно много общаться с людьми – это мне нравилось. А еще я представляла, что буду хозяйкой среди всех книг. Так поступила в Могилевский библиотечный техникум.

При распределении девушка была не против вернуться в родную Брестскую область, тем более, что и места там были. Но комиссия рассказала про далекий Островецкий район, который расположен рядом с Вильнюсом, – и Надежда купилась.

– Билет из Минска на вильнюсский поезд до Островца мне не продали, – вспоминает она. – А откуда я могла знать, что поезд останавливается на станции Гудогай, а станции Островец нет? Пришлось ехать на автобусе.

По библиотекам Островетчины «прошлась» Надежда Владимировна.

Первым рабочим местом стала Михалишковская библиотека.

– Мне понравилась деревня! Большая, красивая, речка есть! Много молодежи – молодые специалисты приезжали в больницу, в школу, в райпотребсоюз. Мы на свадьбах часто гуляли. Жила я у бабки Адели, очень добрая она была, – рассказывает женщина. – Года через два меня перевели в Гудогай – он не впечатлил. Может, потому, что в Михалишки я приехала летом, а в Гудогае оказалась зимой?

На втором месте работы Надежда познакомилась с будущим мужем.

– Виктора в библиотеку привел его двоюродный брат, – вспоминает она. – Как бы за книжкой, а на самом деле познакомить нас хотел. Тогда мой суженый «Собор Парижской Богоматери» Гюго взял. Говорил, что прочитал.

Виктор стал заходить к Надежде все чаще, проявлял заботу, помогал  в чем-то – этим и покорил. Так и родилась семья Милешко. В Гудогае у них родился сын Павел. А через год они переехали в Островец – Виктор оставил работу в Вильнюсе, устроился в местную МПМК, которая выделила молодой семье аж трехкомнатную (!) квартиру. Здесь у них родился второй сын – Константин.

После отпуска по уходу за детьми Надежда Владимировна перешла работать в островецкую детскую библиотеку, где трудилась до 2015 года. А пос­ле выхода на заслуженный отдых должность библиотекаря ей предложил директор средней школы №2 Антон Чеславович Трейгис – и по сей день она там хозяйка среди книг.

фото001.jpg

Коллектив Островецкой библиотеки, начало 2000-х



– Первое время без коллег, с которыми проработали вместе не один десяток лет, было скучно, – вспоминает женщина. – Ничего, привыкла. Мне и тут интересно. Библиотеку пришлось создавать с нуля: школа хоть и старая, а при переезде гимназии в новое здание здесь практически ничего не осталось. Вот и хозяйничала. (Смеется.) Зато теперь хорошо! Здесь порой и перечитываю какие-то книги: придут ученики, спросят что-нибудь, к примеру, «Людзі на балоце» Мележа – и я, как есть минутка, урывками  пролистываю-вспоминаю. 

В роли Бабы Яги чаще всего приходилось выступать Надежде Милешко, работая в детской библиотеке.

Библиотеки давно стали своеобразными центрами культуры: сюда люди приходят не только за книгами, но и на всевозможные встречи. 

– Раньше сложнее было. Если готовили какое-то мероприятие, материалы буквально по крупицам собирали из разных источников, – делится Надежда Владимировна. – Сейчас, когда есть интернет, конечно, проще – все находится мгновенно, только пользоваться найденным нужно грамотно. 

Библиотекари всегда выступали не только в роли организаторов, но и сами были актерами. На театрализованных мероприятиях в детской библиотеке Надежда Владимировна кого только ни играла, но чаще всего она была Бабой Ягой.

– Не знаю, почему, – признается женщина. – Может, больше никто не хотел? А может, я и сама вызвалась, не помню. В этой роли мне было легко, да и дети, как известно, больше любят отрицательных героев. 


Блиц-опрос 

– Чем занимаетесь в свободное время?

– Немного вяжу, люблю вышивать гладью, увлекалась плетением соломкой. Удовольствие приносит и огород, особенно когда все хорошо растет. Но основное хобби – готовка. А вообще, если что-то нравится делать, на это всегда найдется время.

– Читая книгу, вы соотносите себя с каким-то героем?

– Скорее, я наблюдатель, причем сильный, стоящий за правду. Читаю и думаю: ну вот почему он или она так поступает, почему не видит, что надо иначе, почему не признается и так далее. И примеряю на себя, как бы поступила я, хотя понимаю, что все зависит от ситуации, в которой я не была и не буду.

– Если бы вы были писательницей, какую книгу и для кого вы написали бы?

– Думаю, для подростков. Я попробовала бы себя в разных амплуа. Но, честно говоря, меня не хватило бы на книгу, я не умею подробно расписывать. Помню, школьные сочинения могла писать только по плану. А в старших классах пробовала себя в стихах – наверное, каждый в таком возрасте пытается что-то сочинить.

Нарочно не придумаешь

Надежда Владимировна вспоминает курьезные случаи из своей работы.

***
Как-то, тогда детская библиотека находилась в РДК, пришла ко мне девочка – класс первый-второй, из-за трибуны, которая заменяла стол, не видно.

– Какую тебе книжку? – спрашиваю.

– Ку-ку, – отвечает она.

– Ку-ку, – говорю я. – А книжку какую?

– Ку-ку, – снова слышу.

Так и не добилась тогда, чего хотела девочка. А много лет спустя искала я стихи Агнии Барто: открываю содержание – и нахожу «Ку-ку»...

***
Приходит ученик и говорит:

– Дайте книжку на белорусском языке?

– Какую? Кто автор? – спрашиваю я.

– Не помню.

– Ну хоть про что она? – пытаюсь выяснить.

– Как убили корову, а потом пожалели, что убили.

И как тут догадаться, что ему «Песня пра зубра» Гусовского нужна была?

***
Было и такое:

– Дайте книжку, эту, как ее… «Старуха-изверг» («Старуха Изер­гиль»).

***
Сейчас появилось много новых авторов, которых я не знаю. Однажды приходит мальчик и спрашивает что-то из нового.

– Нет такой книги – говорю я.

Он отходит, смотрит на стеллажи и говорит:

– Столько книжек, а этой нет?!


Подписывайтесь на телеграм-канал «Гродно Медиа Group» по короткой ссылке t.me/GrodnoMediaGroup.

Телеграм-канал «Гродно Медиа Group» – это ежедневные новости районов Гродненской области и города Гродно.



Текст: Светлана Фёдорова
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений