Куда девать мусор сельчанину – продолжение темы

08:41 / 04.10.2019
501
«Куда девать мусор сельчанину?» – спрашивал в своей статье Александр Дорошевич («АП» № 7 от 20 сентября) – и предлагал провести круглый стол с участием всех заинтересованных, чтобы обсудить эту проблему. По его утверждению, после закрытия мини-полигонов «сельский» мусор пошел в леса, на остановки общественного транспорта и на обочины дорог. 

00.jpg



Предложение активиста «Зеленого дозора» было поддержано. Как комплексно решить проб­лему вывоза и утилизации твердых бытовых отходов в сельской местности – об этом шла речь на круглом столе с участием председателя районного Совета депутатов Ирины Тальчук, заместителей председателя райисполкома Виктора Зеленко и Виктора Свилло, главного инженера РУП ЖКХ Валерия Гришкевича, председателей Спондовского и Подольского сельских Советов, депутатов районного Совета депутатов Виталия Ивашкевича и  Григория Цейко, заместителя директора ГЛХУ «Островецкий лесхоз» Петра Крупенчика, лесничего Михалишковского лесничества, депутата районного Совета депутатов Евгения Волкова и, конечно же, инициатора его проведения Александра Дорошевича. Ведущей круглого стола стала журналист «Островецкой правды»,  депутат районного Совета депутатов Нина Рыбик.

Нина Рыбик:

– Прежде чем перейти к обсуждению проблемы, которую поставил Александр Дорошевич, давайте определимся, насколько она остра для жителей сельской местности – ведь в городе система более-менее отлажена. За нашим круглым столом есть люди, которые живут на селе. Хотелось бы у них узнать, куда девают бытовой мусор сельчане вообще и они сами в частности?

Александр Дорошевич:

1.jpg



– У нас заключен договор с РУП ЖКХ: раз в две недели приезжает машина и забирает скопившийся  бытовой мусор. Но летом две недели – это много: не мне вам рассказывать, во что за это время превратятся бытовые отходы. Вывозить мусор нужно чаще. Причем желательно не в четверг, как сейчас, а в понедельник, поскольку больше всего отходов скапливается после выходных.

Вторая проблема, которую я поднимал в своей статье, – крупногабаритный мусор. Куда девать сельскому жителю отслуживший свой век холодильник, диван, шкаф? Или сгнившие доски, лист шифера? Мусоровоз их не забирает.

Еще один вопрос. В понедельник на остановках скапливается мусор, который оставляют дачники, уезжая после выходных в город. За пару дней собаки эти пакеты разрывают, растаскивают,  и мусор, который потом должны убирать дорожники, устилает обочины. 

Это ведь неправильно: каждый должен платить за себя и произведенные им отходы. Эти вопросы нужно решить, поскольку они оказывают большое влияние на экологию. 

Евгений Волков:

52.jpg



– Я живу на хуторе, у нас тоже заключен договор с коммунальниками, и мусор забирают раз в неделю – этого достаточно. С крупногабаритным мусором – согласен, есть вопрос. Хотя у меня такая проблема пока не возникала. 

Виталий Ивашкевич:

3.jpg



 – Я буду говорить за весь Михалишковский сельский Совет. Периодичность вывоза мусора в Ольховке и Михалишках – раз в неделю, во всех остальных населенных пунктах – раз в две недели.  

Григорий Цейко:

5.jpg



– Раньше в Подольцах мусор забирали раз в неделю, в Рытани и Кемелишках – два раза в месяц. Но сейчас во всех агрогородках отходы вывозят раз в неделю, по четвергам. 

Кроме того, мы устанавливаем контейнеры, чтобы люди могли выносить мусор в удобное для них время, а в четверг приезжает машина и забирает – все, как в городе. Контейнерные площадки оборудованы в Подольцах, Ясени, Белой Воде, Баранях, Гадилунах, Коренятах, Гвоздикянах, Литвянах, Кемелишках. Планируется установить их также в Рытани, Больших и Малых Свирянах. 

Ирина Тальчук:

6.jpg



– Хочу сказать, что система сбора мусора отлажена и в городе, и на селе. Я живу в Островце, в частном доме. Раз в неделю приезжает машина и забирает мусор. Можно сдать и  крупногабаритный – об этом даже было объявление в районной газете. Когда у нас возникла такая необходимость – мы воспользовались этой услугой. Приехали и забрали. 

Идет процесс и в сельской местности. Только что я вернулась из агрогородка Рымдюны, где готовятся к районным «Дожинкам». Вместе с представителем ЖКХ и председателем Гервятского сельисполкома Люцией Лях размечали контейнерные площадки для коллективного сбора мусора. Более того: там будет раздельный сбор, установят контейнеры не только для бытовых отходов, но и для стекла и пластика. 

Валерий Гришкевич:

7.jpg



– Честно говоря, для меня удивительно, что вопрос сбора отходов в сельской местности вылился сначала в статью Александра Дорошевича, а затем и в этот круглый стол. В ЖКХ никто не обращался с предложениями по изменению графика движения мусоровозов, периодичности вывоза отходов. Мы работаем с сельскими Советами, особо плотно – с Рытанским. Есть маршруты, когда мусоровоз идет в организации и предприятия, расположенные на селе, и нет никакой проблемы по пути следования забрать отходы у населения. Мы дошли уже и до хуторов, малых деревень. Обращайтесь – мы рассмотрим любой вопрос индивидуально, нужно только сесть, обсудить, выработать маршрут, провести мониторинг рабочего времени.  

В ближайшее время наша работа еще улучшится. Планируется, что 1 декабря в Островце появятся новые контейнерные площадки. Для их обслуживания закуплены новые мусоровозы.  Это позволит высвободить шесть машин с боковой загрузкой, которые перейдут на обслуживание клиентов в сельской местности. Это позволит увеличить и количество вывозимых отходов, и периодичность посещения деревень. Будет и нам полегче, и населению комфортнее. 

Уже закуплено пять новых автомобилей и 270 контейнеров с загрузкой 1,1 куба,  а также 1,5 тысячи контейнеров для частной застройки.  Председатель рай­исполкома поставил задачу проработать вопрос о выделении для частного сектора третьего контейнера для увеличения сбора вторичных материальных ресурсов. 

Теперь стоит задача охватить централизованным сбором твердых бытовых отходов всех жителей района. Но не все заключают договоры на вывоз мусора. Уговаривали, объясняли людям, что это для их же блага. Председатели сельсоветов могут рассказать, что мы порой слышали и видели в ответ на наши предложения. Но теперь нашли юридическое основание для заключения таких договоров вне зависимости от желания клиента: заказным письмом высылаем договор, с момента, когда письмо доставлено, выставляем счет за вывоз мусора. Это обязательная коммунальная услуга, которую человек обязан оплатить. И независимо от того, выставляет человек пакет с мусором за ворота, чтобы его забрал мусоровоз, выносит его на контейнерную площадку или, как любят говорить бабушки в деревнях, «у меня нет мусора», – услуга должна быть оплачена. И сказать после этого, что мы куда-то не заедем и не заберем отходы, мы не можем – обслужим всех!

Александр Дорошевич:

– Это очень хорошо! А если кто-то говорит, что у него нет мусора – это просто уловка: каждый, кто живет, производит отходы своей жизнедеятельнос­ти и куда-то их девает. Невозможно все сжечь в печке.


Валерий Гришкевич:

– Около полугода мы работали с заключением договоров с населением. Процесс этот трудоемкий: нужно уточнить списки жителей, для каждого составить договор, каждому написать письмо, вложить конверт с обратным адресом, чтобы клиент даже на эту мелочь не тратился… Подключаем людей из других отделов. Но пока договорами охвачено только 64,7% населения. Самый высокий показатель в Гудогайском сельсовете – около 90%.

А что касается мусора на остановках, дачников, так я скажу, что многое зависит от культуры человека. К примеру, я любитель рыбалки. Когда едешь на реку или озеро с ночевкой, в полной экипировке – подкормка, то да се, – мусора образовывается много. Но все, что у меня осталось, складываю в пакет и везу в Островец или до ближайшего мусорного контейнера. И все вопросы! 

Александр Дорошевич:

– Думаю, мы не сможем на этом круглом столе изменить ситуацию с культурой наших людей…

Нина Рыбик:

– Но говорить об этом надо! Как говорится, вода камень точит…

Петр Крупенчик:

8.jpg



– И ситуация с культурой, я считаю, потихоньку меняется. Хотя отдыхающих сейчас намного больше – мусора больше не стало. Это говорит о том, что наша кропотливая работа приносит плоды.

А вообще я хочу сказать большое спасибо руководителям комунхоза Александру Павловичу Мекину и Валерию Станиславовичу Гришкевичу. Мы проводим много акций по уборке лесов от мусора –  неделя леса, чистый лес, к примеру. Летом на очистке зеленых массивов работают студ­отряды, школьные лагеря труда. И куда девать мусор, который мы собираем вокруг населенных пунктов? Он же, получается, ничейный. Спасибо коммунальникам, прислушались – полигон отрыт. 

Виктор Свилло:

9.jpg



– Мы как-то ушли от обсуждения вопроса утилизации крупногабаритного мусора. У нас принят Закон об обращениях  с твердыми бытовыми отходами. Есть ли там понятие «крупногабаритный мусор»? Или мы сами его выдумали? Вот, скажем, если тот же диван измельчить – это пойдет как бытовой мусор? А остатки бетона, шифера? Попадает ли под этот закон резина,  в частности, старые шины, которых у многих, у меня в том числе, накопилось немало?

Валерий Гришкевич:

– Все это ЖКХ принимает, потому что у нас есть схема обращения с твердыми бытовыми отходами. К примеру, использованные шины принимаем на бывшем КСМ – но собственник должен доставить их самостоятельно. Конечно, если бабушка просит: «От сына осталось много колес, заберите», мы найдем возможность их привезти. Но если человек вполне состоятельный, то он может сделать это сам.

Использованные шины мы принимаем бесплатно – хотя сами часто платим деньги, сдавая их на утилизацию: ведь только «Красносельскстройматериалы» принимает резину бесплатно, на остальные предприятия мы сдаем шины, уплачивая 50 рублей за тонну и неся на этом убытки. 

Что касается крупногабаритного мусора, то, надо понимать, что в мусоровоз шкаф не засунешь при всем желании. Но если его измельчить, сложить в мешки, то можно вывезти как обычные отходы. Во всех прочих случаях придется заказывать специальный транспорт за дополнительную плату. 

Александр Дорошевич:

– Для Страчи это больше ста рублей…

Валерий Гришкевич:

– Стоимость зависит от расстояния и времени работы транспорта. Кроме того, придется заплатить за утилизацию. 

В городе проще. Ежедневно поступает несколько заявок – просят трактор. Чтобы он не простаивал и заказчику не платить лишние деньги, мы в конце рабочего дня загоняем прицеп на подворье и оставляем на ночь, чтобы люди могли спокойно загрузить все скопившиеся отходы. Утром трактор все забирает и вывозит, оплатить нужно час работы, а не 3-4, если бы он стоял под погрузкой в рабочее время.  

Ну а в деревне эту проблему нужно решать или самостоятельно, как делали мы, жители деревень, в свое время: запрягали коня, складывали в телегу мусор и вывозили на свалку.  Или заказывать транспорт коммунального  хозяйства.

Александр Дорошевич:

– Но после того, как закрыли мини-полигоны, вывозить крупногабаритный мусор стало далеко и, соответственно, дорого…

Валерий Гришкевич:

– Закрытие мини-полигонов – это не наша прихоть. В соответствии с решением  облисполкома все они должны быть ликвидированы. В нашем районе еще остались действующие мини-полигоны в Хролах, Подольцах и Липнишках. Но в следующем году планируется и их закрытие.

Ирина Тальчук: 

– Хочу, чтобы было понимание: дело не в том, что облисполком принял решение о закрытии мини-полигонов, которое нам нужно выполнить. Скорее решение принято в связи с тем, что у нас в стране, как и во всем цивилизованном мире, разрабатывается иной, более экологичный подход в обращении с твердыми бытовыми отходами. Ведь что такое мини-полигон? Это, по сути, несанкционированная мусоросвалка, куда сваливают все, что не нужно в хозяйстве, не заботясь ни об извлечении вторичных материальных ресурсов, ни об утилизации отходов. Они толком не досматриваются, мусор разлетается, загрязняя прилегающие сельхозугодия, леса и поля. 

Новый полигон, который планируется построить в  Островце, предусматривает глубокую сор­тировку  и переработку мусора. Сегодня душа болит, что та же пэт-бутылка, которую можно переработать, идет в общую мусорную кучу, где будет лежать и загрязнять окружающую среду многие десятилетия. Хотя уже есть хорошие примеры, когда на заводах по переработке мусора получают прибыль. И  мы тоже должны идти по этому пути. И не ради выполнения решения облисполкома, не ради какого-то плана, а ради нашего общего блага, ради будущего нашего края  и наших детей. Сегодня мы должны научить и приучить людей сортировать мусор еще на стадии его сбора. Мы никак не можем пластик отделить от общего мусора, а в Европе даже подгузники сортируют!

Виктор Зеленко:

10.jpg



– Планируется, что в следующем году мы начнем строительство полигона твердых бытовых отходов, о котором говорила Ири­на Эдуардовна, а в  2021 году введем его в эксплуатацию. И к этому времени нужно полностью уйти от мини-полигонов. 

Александр Дорошевич:

– Все правильно – большинство мини-полигонов не соответствовало нормативам. Разлетается мусор – еще полбеды. Это, конечно, плохо и некрасиво, но главное, что у этих полигонов нет подложки, предупреждающей загрязнение почвы и грунтовых вод. 

Виктор Зеленко:

– Где-то год назад мы закрыли мини-полигон в Кемелишках. Хотелось бы узнать, стало ли больше мусора в лесу?

Григорий Цейко:

– Чтобы минимизировать загрязнение окружающей территории, мы установили в Кемелишках коллективные кон­тей­неры, причем не только для бытовых отходов, но и для пластика. Инициатором стал депутат сельского Совета Николай Соловей, лесничий Кемелишковского лесничества. По его предложению  закупили несколько десятков контейнеров для раздельного сбора мусора. Людям стало удобнее, ведь ЖКХ теперь вывозит мусор еженедельно: едут на заставу к пограничникам – и у жителей Кемелишек заберут. 

Петр Крупенчик:

– Да, на первых порах после закрытия мини-полигонов мусора в лесах стало больше. И все же наша работа не напрасна. Только обидно, что дети убирают за взрослыми. Видим, что где-то в зоне отдыха скопилось много мусора, звоню директору школы – после уроков ученики приходят и убирают. Хотя, с другой стороны, если ребенок уберет мусор в местах общего пользования, то в будущем и родителям своим не позволит выбросить ту же бумажку или пластиковую бутылку, и сам так делать не будет. Это своего рода воспитательная работа.

Александр Дорошевич:

– Еще раз повторюсь: мини-полигоны закрывать нужно. Но я считаю, что мы в этом процессе телегу поставили впереди лошади. Сначала нужно было создать условия для людей: заключить договоры с сельским населением на вывоз мусора, даже в таком принудительном порядке, как сейчас делает комунхоз, поставить в деревнях контейнеры – а уже потом закрывать полигоны. Люди бы в этом случае понимали, куда девать мусор. А то сейчас у них есть оправдание: полигон закрыли –  а куда мне девать отходы? Отвезу-ка я его в лес…

Петр Крупенчик:

– Даже если договор мусора не заключен, то это не освобождает человека от ответственности за выброшенный мусор в лесу. Поймают – заплатите штраф. В прошлом году мы только с помощью установленных в лесу фотоловушек выявили 30 нарушителей, составили на них административные протоколы. А еще некоторых находим по обрывкам газет, школьных тетрадей – Евгений Сергеевич про это может больше рассказать.

Евгений Волков:

– Да, было дело: и в фотоловушки попадались некоторые уважаемые в деревне люди, и по обрывкам тетрадей находили нарушителей. Конечно, пришлось покопаться в отходах – но результат того стоил. Не всех привлекали к административной ответственности: некоторым хватило того, что им, как говорится, сделали стыдно и заставили убрать за собой.

Петр Крупенчик:

– А «сарафанное радио» работает порой не хуже нашей любимой «Островецкой правды»: людская молва быстро разнесла по округе, кто да что. Думаю, эти люди десятому закажут нести мусор в лес.

Виктор Зеленко:

– Хочу, чтобы все понимали: контейнерные площадки в деревнях, как делает тот же Григорий Чеславович, – это не обязательный элемент системы сбора мусора в сельской местности. Люди могут просто заключить договор с ЖКХ и выставлять твердые бытовые отходы за ворота – и их в определенное время, согласно графику, заберут работники РУП ЖКХ.

Александр Дорошевич:

– Еще раз хочу поднять вопрос: а почему у нас забирают мусор именно в четверг, если его больше всего скапливается после выходных?

Виктор Зеленко:

– Ну невозможно же у всех забрать отходы в понедельник – у ЖКХ для этого пока просто нет возможностей! В выходные и понедельник работаем в городе, где мусора больше, потом больше внимания уделяем селу. Но с 1 декабря, когда в Островце появятся новые контейнерные площадки и в городе начнут работать машины с задней загрузкой, старые мусоровозы пойдут на район – и тогда, возможно, на селе мы сможем сделать более гибкий график вывоза отходов.

Валерий Гришкевич:

– Есть люди, что и договор заключат, и деньги заплатят, а мусор в лес отвезут – из вредности. 

Александр Дорошевич: 

– Думаю, что если человек заплатил, пусть даже небольшую сумму, то это его заставит выносить мусор туда, где его заберут коммунальники. Тем более, если его поймают в лесу с мусором, то заплатить придется больше. 

Виктор Свилло: 

– Есть давнее латинское правило: чья земля – того и закон. Земля района поделена между землепользователями, основные из которых – сельскохозяйственные предприятия, лесхоз, сельские Советы, дорожники. И у каждого образуются отходы. И на каждом лежит обязанность их убрать цивилизованными методами. Тут  говорили о дорожниках, которым приходится вывозить мусор за дачниками, что оставляют его на остановках. Но ведь остановка входит в зону землепользования дорожных служб – значит, они должны ее убрать. Тем более что этот мусор не пешком пришел на остановку, его кто-то привез, какой-то участник дорожного движения. 

И вместе с тем, есть у нас РУП ЖКХ, которое может и должно помочь в утилизации отходов и которое могло бы  при определенных условиях на этом зарабатывать, оказывая землепользователям, в том числе частным, подобную услугу – естественно, не бесплатно. Если мы понимаем  и принимаем эту схему, то проблем с уборкой и вывозом мусора быть не должно.

Но я согласен с Александром Адамовичем: не надо ставить телегу впереди лошади. Для начала надо создать условия для вывоза мусора, а уже потом закрывать полигоны.  Когда урегулированы гражданско-правовые отношения – заключены договора на обслуживание, созданы удобные схемы обращения с мусором, тогда и первоначальному производителю мусора – жителю района, неважно, городскому или сельскому, будет легче. Он будет знать, что проще раз в неделю выставить за ворота своего дома пакет или контейнер, чем тайком вывозить его в лес и думать: а вдруг поймают и штраф дадут. Если будем закрывать полигоны, не предложив ничего взамен, то будем иметь горы мусора в лесах и на обочинах.

Александр Дорошевич:

– Людей нужно приучить, что за мусор должны платить все. И не только жители, зарегистрированные на территории района. Наверное, местные власти могут ввести что-то вроде налога на мусор. Если, скажем, я в летний период принимаю 100 человек у себя на агроусадьбе, то почему бы мне не заплатить лишних 100 рублей в бюджет за утилизацию отходов, что останутся после них? У нас много домов, которые используются под дачи, где живут литовцы, россияне – никто из них не оплачивает утилизацию мусора. Нужно разработать какой-то механизм, чтобы платили все. 

Ирина Тальчук:

– Есть еще такая проблема, как транзитный мусор. Мы своих людей воспитываем, учим, создаем условия. А вот недавний пример. Возвращаемся с председателем исполкома из района, нас обгоняет машина, опускается окно и летит стеклянная бутылка. Просто чудом она не попала в лобовое стекло нашей машины. Останавливаем хулиганов. Машина из Минской области, в ней четыре мужчины, которые распивали спиртное и выбросили бутылку, не задумываясь, что не просто загрязняют придорожную полосу, а могут создать аварийную ситуацию,  травмировать людей. 

Нина Рыбик:

– В заключение нашего разговора хотелось бы услышать мнение всех присутствующих: есть у обсуждаемой нами проблемы  реальные  перспективы и возможности ее положительного решения?

Александр Дорошевич:

– Сегодняшний разговор за круглым столом убедил меня, что перспективы есть. Единственное, что, по моему мнению, нужно законодательно решить вопрос оплаты за сбор мусора незарегистрированных, но проживающих в районе жителей. 

Ирина Тальчук:

– Начинать никогда не поздно. Тем более мы уже не в начале пути и сделано очень много. Да, нужно приучать людей убирать мусор, разделять его – говорить об этом на сельских сходах, при встречах с населением, писать в СМИ, объяснять, что есть и экономическая составляющая в этом деле.  Люди должны понимать, что, выставив пакет с мусором за ворота, они дают работу, условно говоря, трем человекам, а выбросив его на обочине или в лесу, отравляют почву на многие годы вперед. 

Виктор Зеленко:

– Тем не менее, нам есть куда стремиться. Да, у нас не начальный этап. Но, если сравнивать с другими районами, где есть нормальные полигоны, у нас не самая лучшая ситуация со сбором вторичных материальных ресурсов – и по пластику, и по стеклу. Надеемся, что ситуация изменится со строительством нового полигона. 

Петр Крупенчик:

– Главное, что в сознании людей начался перелом – а если начался, то процесс пойдет. Меняется менталитет населения. В понедельник утром по Островцу идешь  и диву даешься – сколько мусора оставлено, а к вечеру уже все чисто.  Да и у нас в лесхозе сегодня никто не возьмет чистый листок, чтобы что-то записать, – только черновик. А для использованной бумаги у каждого под столом стоит коробка. Никогда мы столько макулатуры не сдавали – и дело не в выполнении плана, а в понимании, что все это еще может пригодиться и спасти не одно дерево. 

Валерий Гришкевич:

– Нет нерешаемых проблем. Нужно разговаривать. Современные технологии позволяют решить любой вопрос. Звоните на номер 115 – нам передадут ваши пожелания и предложения. Со стороны ЖКХ торможения в этом деле не будет.

Евгений Волков:

– За время моей работы было закрыто пять мини-полигонов. Да, первоначально количество мусора в лесах увеличивается – но эта проблема не стоит слишком остро.  Мусор, конечно, есть – но это уже культура наших людей или, скорее, ее отсутствие.

Виталий Ивашкевич:

– Надо признать, вплотную мы начали заниматься этой темой не так давно. И если иметь в виду, что мы прошли пока не слишком длинный путь, то сделали, я считаю, немало. К тому же нельзя эту тему вырывать из контекста общего развития общества, состояния экономики, культуры.  

Григорий Цейко: 

–  Что касается менталитета людей, то и когда был полигон в Кемелишках,  некоторые местные жители вывозили мусор не на свалку, а в другой конец деревни, в лес. То же самое и в Рытани: до свалки 150 метров, а выкинут на гравийке. Думаю, если каждый человек начнет платить за мусор, то подумает, что лучше – выставить пакет за ворота или вынести в лес и получить штраф.  

Виктор Свилло:

– Я разделяю  оптимизм коллег по поводу обращения с мусором в Островецком районе. Петр Зенонович правильно сказал: менталитет меняется. Но, слушая всех, я вспомнил притчу, как  трех слепых мудрецов подвели к слону и спросили, что это такое. Но при этом один из них держался за хобот, другой – за ногу, а третий – за хвост. Соответственно первый сказал, что это труба, второй – колонна, а третий – веревка. 

Чтобы процесс, который мы сегодня обсуждаем, имел положительные перспективы, мы должны понимать, что эта тема сложнее и обширнее, чем слон, и все понимали, о чем мы говорим. Нужно слышать и понимать друг друга и проблемы, которые стоят перед государственными организациями, в частности, ЖКХ. И тогда все у нас получится.
Текст: Нина Рыбик
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений