Имя на памятнике: Андрей Панфиленко

10:24 / 20.06.2018
2988
На гудогайской земле в годы Великой Отечественной  не шли тяжелые кровопролитные бои, но с первых дней войны оккупанты ввели здесь свой режим – комендантский час, за нарушение которого следовало жестокое наказание… 

3.jpg

С первых дней войны из окрестных деревень многие мужчины ушли на фронт. Пять семей получили похоронки. 38 военнослужащих вернулись с войны  – позже их стали называть ветеранами Великой Отечественной войны. Последний из них умер 8 мая 2015 года. Сведения  о каждом ветеране хранятся в  школьном музее, а экскурсоводы могут многое рассказать об их жизни.

Отдельное место в музее отведено сведениям о военнопленных,   погибших в гудогайском концлагере.  
–  Филиал «Шталага-342» немцы разместили в здании школы – здесь жили, работали  и умирали военнопленные. Последнее пристанище они обрели неподалеку – на окраине леса. О том, сколько здесь похоронено, сказать трудно. Сегодня на памятнике значится 70 фамилий, –  рассказывает заведующая школьным музеем Мария Карловна Василенок.  –   В 2007 году мы знали только 18 фамилий. Сегодня в школьном музее есть  карточки  на 54 военнопленных.

По адресам, указанным в карточках,  руководитель музея вместе с детьми, которые активно занимаются поисковой работой,  отправили письма.
 В Бессмертном полку на митинге, приуроченном Дню Победы, школьники  стояли не только с табличками с указанными на них фамилиями, но и с портретами тех, о чьих судьбах они уже знают.

2.jpg

Андрей Петрович Бескровный, Иван Иванович Зимин, Иван Константинович Кононов, Гавриил Стефанович Коваленко... В этом году к этому Бессмертному полку присоединился Андрей Евстафьевич Панфиленко из деревни Слобода Мозырского района. Его младшая дочь со своими детьми Игорем и Светланой при­ехала в Гудогай почтить память отца и деда и рассказать о нем.

4.jpg

5.jpg

–  В марте этого года из горисполкома позвонили моей племяннице, которая и сегодня живет в Слободе. Ей сообщили, что найдено место захоронения ее дедушки. Та позвонила моей дочери. А Света сообщила эту новость мне. Я не могла поверить, –  со слезами на глазах рассказывает дочь военнопленного Нина Андреевна Бибик. – Готова была сразу же ехать в Гудогай!

Через несколько дней Нина Андреевна связалась с Марией Карловной Василенок, которая пригласила семью на митинг ко Дню Победы, который по традиции прошел у братской могилы в поселке Гудогай.

6.jpg

–  До этого счастливого дня, когда мы узнали, где захоронен наш отец и дед, из всех его детей дожила только я. Очень жаль, что об этом стало известно так поздно. Я рада, что смогла сюда приехать и увидеть это красивое место. Теперь и отцу,  и мне будет спокойно, –  говорит дочь погибшего солдата.

Таких, как он, были сотни тысяч. Оставив жену с малолетними детьми, он ушел на фронт защищать Родину. И  навсегда остался бессмертным солдатом.
Андрей Евстафьевич Панфиленко родился в 1898 (по сведениям дочери – в 1900) году в деревне Слобода Мозырского района. Его отец и мать работали в сельском хозяйстве, вырастили пятеро сыновей и двух дочерей. Когда началась война,  все сыновья, в том числе и Андрей,  отправились на фронт. Вернулись с войны только двое.
Задолго до начала войны Анд­рей Евстафьевич   закончил школу  и работал агентом по сбору налога в местном сельском Совете.

–  Я плохо помню отца, – рассказывает его дочь. – Все, что я сегодня могу рассказать о нем, знаю от мамы. Отец был старше ее на девять лет. Папа был видным мужчиной и очень аккуратным. Он всегда ходил в начищенных сапогах,  чистой гимнастерке и брюках – именно это в нем и привлекло маму.
Папа с мамой поженились в 1928 году. Родился Петр, затем Алексей, Фаина и я. Мы жили хорошо и счастливо. Родители построили дом, трудились и обеспечивали семью. 

Папа ушел на фронт 6 июля 1941 года. В тот день  всех призывников собрали у здания школы. Здесь прошел митинг, во время которого отец призывал односельчан отправиться на защиту родной земли. 

С тех пор мы его не видели. Приходили сведения, что он погиб в 1944 году, – но никаких письменных подтверждений этому не было. Когда началась война,  мне было 5 лет – и папу  я практически не помню. В 1943 году много деревень в нашем районе были сожжены. Мы тоже не раз прятались в лесу, а потом снова возвращались в свой дом. Нашу деревню немцы сначала пощадили – они сами в ней жили, а затем не успели сжечь. А вот школа сгорела –  после войны мы учились в бараках. Сегодня в нашей деревне построена большая красивая школа…

А вот январь  1944 года я помню хорошо. Тогда у деревни  шел тяжелый бой, много наших солдат было ранено. Мы вместе с мамой на саночках собирали раненых бойцов и свозили  их в дом. А потом всех солдат забрали в госпиталь в Мозырь.

Отца мы так и не дождались… Мама работала  и жила за двоих – и нас с детства приучала к труду. Конечно, одной ей  было тяжело нас растить, но она справлялась; не раз слышала  предложения выйти замуж – отказывала всем: очень любила папу.

Мы не голодали: кусок хлеба и картофелина всегда были в доме. А вот хорошего образования не получили. Старшие сразу после войны пошли работать,  я переростком пошла в школу, закончила 10 классов, курсы бухгалтеров. Работала сначала счетоводом в местном колхозе, а потом переехала в Мозырь.
Немало испытаний выпало на долю младшей дочери солдата и в мирное время.  В 1960 году Нина Андреевна встретила свою вторую половинку – Адама Бибика. Молодые поженились, родились дети – сын и дочь. Родители работали, дети учились. Но грянул Чернобыль…

– Во время аварии на Чернобыльской АЭС муж работал водителем автобуса. Он вывозил людей из опасной  зоны. Позже ему диагностировали опухоль желудка с метастазами в печень. 
Мама последние годы жизни жила со мной и очень жалела, что ничего не знает о судьбе своего мужа и нашего отца.
Мы пытались найти сведения о папе,  однажды даже обнаружили, что он погиб в 1944 году. Верили, что он прошел всю войну и совсем чуть-чуть не дожил до Победы. 

Возможно, поиски затянулись надолго из-за ошибок. В деревне все папу называли Андрей Стафеевич, а в карточке военнопленного указано – Андрей Евстафьевич. Такая же путаница и с годом его  рождения: мама говорила, что папа родился в 1900, в карточке  указан 1898 год.
Сегодня я, наверное, самый счастливый человек на свете: теперь знаю, где захоронен мой отец, понимаю, почему мы не получали от него писем,  – ведь он умер 5 марта 1942 года.

Я благодарна всем, кто занимается поиском, тем, кто ухаживает за братской могилой и бережно хранит память о погибших в годы Великой Отечественной войны.

1.jpg

7.jpg



Текст: Елена Ярошевич
Фото: Елена Ярошевич
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений