Как работает комиссия по делам несовершеннолетних?

12:23 / 22.01.2018
5444
В январе исполняется 100 лет со дня образования комиссий по делам несовершеннолетних. Солидная дата стала поводом встретиться с теми людьми, которые в разные годы стояли у ее руля. 
Защита прав детей и подростков, профилактика безнадзорности, беспризорности, правонарушений и преступлений несовершеннолетних, работа с семьями, признанными находящимися в социально опасном  положении – всегда в центре внимания комиссии стоял маленький человечек, которого надо спасать. От агрессии взрослых, неблагополучия, беды...  

logo.jpg

Мы попросили председателей, возглавлявших  комиссии по делам несовершеннолетних в разные годы, ответить на пять вопросов  о главном:

1 Как  и когда вы возглавили комиссию по делам несовершеннолетних? Какими основными вопросами она в то время занималась? 

2 По роду своей деятельности вам приходилось возглавлять множество разных комиссий. Какое место среди них занимали «дела» несовершеннолетних? 

3 Что для вас было самым важным при посещении семей?

4 Вспомните самый сложный случай в вашей практике. Как он разрешился?

5 Доводилось ли вам встречаться с бывшими подопечными, которые уже стали взрослыми? И как происходили эти встречи?

Ростислав Арсентьевич Герт, председатель 
комиссии по делам несовершеннолетних  
в 1965 – 1990 гг.:

Герт Р.А..jpg

1 Членом комиссии по делам несовершеннолетних я был с 1959 года.  А в 1965 году стал ее председателем – и исполнял эти обязанности до 1990 года. Основные вопросы, которые тогда решала комиссия, схожи с сегодняшними. Особое внимание мы уделяли работе с трудными подростками, заботились об их учебе и воспитании.
Я помню случай с поджогом здания конторы заготльна в поселке Гудогай, могу назвать фамилии подростков, которые прогуливали занятия в школе, совершали правонарушения и преступления.

2 Комиссии по борьбе с пьянством,  по безопасности дорожного движения, соблюдении законодательства о культах – подобных комиссий в подчинении заместителя председателя рай­исполкома было много. Но занимала главное место всегда комиссия по делам несовершеннолетних. 1-2 раза в месяц мы проводили заседания и старались поставить подростков и их родителей на путь исправления.

3 При посещении семей основное внимание уделяли взаимоотношениям родителей и детей. Чаще всего это были такие семьи, в которых родители злоупотребляли спиртным, нарушали закон и не занимались воспитанием своих сыновей и дочерей, а те, как результат,  попадали в плохие компании, прогуливали занятия и совершали правонарушения. 
Конечно, нашей основной функцией было предупредить беду, поэтому разговаривали с родителями и детьми, просили, пугали штрафами. И если принимали решение наказать, то делали это по максимуму.

4 Много было серьезных случаев, когда я работал директором Гудогайской школы. После летних каникул  в 5-ый класс не пришла ученица. День, второй, третий… Пошел в семью. А мать говорит: «Не пущу!» Но настойчивость, разговоры и  просьбы победили. Спустя два месяца девочка пришла в школу,  закончила 7 классов, Ошмянское педучилище, Гродненский пед­институт. И была благодарна за то, что когда-то я настоял на том, чтобы она училась. 

5 Конечно, приходилось. Здоровались, вспоминали –  кто-то с улыбкой, кто-то с недовольством. Многие  бывшие подопечные выросли хорошими людьми и благодарны, что когда-то комиссия по делам несовершеннолетних наставила их на путь истинный.

Владимир Олегович Буловицкий, председатель 
комиссии по делам несовершеннолетних в 1990 – 1995 гг.: 

CRW_7728.jpg

1  Комиссию по делам несовершеннолетних я возглавил в марте 1990 года. Время было тяжелое. Жили тогда  по купонно-талонной системе, когда продукты и промышленные товары можно было приобрести только по талонам. Приходилось изыскивать резервы,  чтобы обеспечить многодетные семьи самым необходимым.
Но главными в нашей работе  были дети. В некоторых семьях возникали проблемы. Отцы и матери  были склонными к вредным привычкам –  в итоге  страдали дети. Хотя и в хороших семьях иногда вырастали сложные  подростки. И задачей комиссии было направить ребенка и семью  в правильное русло.

2 В первую очередь, комиссия по делам несовершеннолетних – это напряженная работа. Мы были в ответе за судьбы детей, поэтому собирались не по графику, а по мере необходимости. Это была трудоемкая и ответственная работа: рейды по дискотекам, работа с семьей, трудоустройство родителей, оздоровление детей из  неблагополучных  семей...

3 Чтобы управлять процессом, семьи надо знать. Посещая семьи, проверяли есть ли еда,  одежду, чисто ли в доме, состояние родителей… Раз в неделю выделялся транспорт –  и секретарь комиссии Валентина Чеславовна Картель отправлялась в отдаленные деревни. В ближайшие населенные пункты добирались на общественном транспорте. С родителями не только говорили, убеждали их, наказывали, но и помогали –  продуктами, одеждой, трудоустройством…

4 Случаев было много, и все сложные: пьяные компании, совершение преступлений и правонарушений, прогуливание уроков, плохое поведение… Что может быть дороже жизни и благополучия человека, тем более ребенка?

5 Отношения со всеми подопечными у меня  были  хорошие. Некоторые  из них и сейчас ведут асоциальный образ жизни, но, тем не менее, при встрече здороваются. Одни  благодарят, а другие  говорят, что надо было с ними быть пожестче. Однозначно, такие комиссии должны существовать. Равнодушных к жизни ребенка быть не должно. 

Ирина  Болеславовна Шляхтун, 
председатель комиссии по делам 
несовершеннолетних в 1996 – 2003 гг.: 

IMG_9648 Шляхтун.jpg

1 При назначении на должность заместителя председателя районного исполнительного комитета  в 1996 году я стала и председателем комиссии по делам несовершеннолетних и  руководила ей до 2003 года. 
Середина девяностых – сложное время, когда вся прежняя система воспитания потерпела крах. А новые устои привели к всплеску преступлений и правонарушений. Работать было трудно, но интересно. Мне повезло: мы работали с Тересой Марьяновной Драган – она быстрая на подъем, активная и знающая закон, а также со специалистами отдела образования, здравоохранения, социальной защиты, РОВД, санэпидемстанции и других  служб.
Всегда помогали решать сложные вопросы  и председатели райисполкома – сначала Мечислав Брониславович Кудырко, потом – Адам Дмит­риевич Ковалько. Они поддерживали  все предложения комиссии по делам несовершеннолетних. 

2 Действительно, комиссий было много. Нельзя сказать, что одна – более важная, а другая – менее. Но  комиссия по делам несовершеннолетних была одной из основных и  решала самые важные проб­лемы. 
Беларусь много хорошего взяла из советских времен: наши дети учатся, обеспечены питанием, перед ними открыты все дороги. А самое важное – у нас нет безнадзорности. А ведь сколько детей в странах бывшего Советского Союза стоят с протянутой рукой, грязные, голодные…

3 Посещение семей  было одним из направлений нашей работы. Встречаешься с родителями, разговариваешь с ними – кажется, достучался до их черствых сердец. А на следующий день приезжаешь – и снова видишь грязь. Спрашиваешь у детей, что ели, а они в ответ: зеленые яблочки. Сердце кровью обливается.
В те годы создавался БРСМ – он стал вовлекать в работу подростков; в организациях появились заместители по идеологической работе – они помогали работать с неблагополучными семьями; в школах создавались советы профилактики, появились педагоги социальные и психологи; строился детский социальный приют. В советское время была потеряна связь с духовенством, а ведь становление семьи не может быть без духовности. И мы пригласили в райисполком представителей духовенства. Рассказали, чем занимается власть,  нацелили на совместную работу, в том числе и  с неблагополучными семьями. 
Конечно, посещая семью, хотелось видеть порядок в доме, полный холодильник и чистых детей. Но бывало  всякое. И я уверена, что Декрет №18 о дополнительных мерах по защите детей в неблагополучных семьях был принят не зря.

4… Однажды к нам поступил сигнал о беременной женщине, которая не стояла на учете в больнице и не выходила на улицу из дома. Главный вопрос: родила она или нет и  что с ребенком? Вместе с Тересой Марьяновной Драган приезжаем к указанному дому. Окна  заколочены, дверь не открывают, но слышно, что внутри кто-то есть. Просьбами, уговорами, угрозами, применяя и дипломатию, и психологические приемы,  удалось уговорить выйти на улицу отца семейства и расположить его к разговору. Через некоторое время на улицу вышла и женщина с ребеночком на руках – чистенькие, аккуратные. У  ребенка не было  никаких документов, а у родителей – средств к существованию.
Мы зарегистрировали малыша, устроили маму на работу – она получила пособие, но не обошлось без угроз: ведь мы нарушили жизненный уклад отца семейства. И ему это не нравилось.

5 На улицах Островца час­то встречаюсь с теми, кто когда-то попадал в поле зрения комиссии по делам несовершеннолетних. Один не поздоровается, а другой – поблагодарит. Но такова жизнь. Каждый из нас делает свое дело,  и никто не имеет права проходить мимо плачущего ребенка!

Виктор Збигневич 
Свилло,  председатель комиссии по делам 
несовершеннолетних  
с 2005 г. по нынешнее время:

Свилло В З.jpg

1 Комиссию по делам несовершеннолетних я возглавил в мае 2005 года, когда был назначен заместителем председателя Островецкого рай­исполкома. Основные цели и задачи работы комиссии не изменились, а вот законодательство и подходы к работе претерпели изменения: по­явилось больше возможностей воздействовать на родителей и несовершеннолетних.
С 1 января 2007 года  начал действовать Декрет №18, который позволил изымать детей из семьи, есть возможность устройства их в специализированные учреждения, а у родителей появился шанс на то, чтобы спасти свою семью.

2 Комиссия по делам несовершеннолетних в ряду прочих занимает первое место –  она  наделена широкими полномочиями. Наши решения  обязательны для исполнения всеми организациями  и гражданами.  К тому же это единственная комиссия, в которой есть освобожденный работник – заместитель председателя комиссии Тереса Марьяновна Драган, которая является и ее секретарем.

3 Самое важное, чтобы дети росли в нормальных условиях: не только были одеты и накормлены, но чтобы в семье не было пьянок, ругани, насилия. Если сравнивать начало моей работы в комиссии и сейчас, то такого неблагополучия, антисанитарии и пьянства, которые были раньше, сегодня нет. Но появились другие моменты – например, насилие в семье.

4 Сложных случаев было много. У комиссии по делам несовершеннолетних есть возможность корректировать поведение ребенка – и мы этим пользуемся. Но когда профилактическая работа не дает результата,  приходится отправлять подростков в специализированные учреждения. Это же касается неблагополучных семей, когда мы признаем детей нуждающимися в государственной защите.
Сложным был административный процесс против матери, которая спаивала несовершеннолетних детей и при этом пыталась уйти от ответственности. Заседание по этому делу длилось 4 часа без перерыва. В итоге мать была наказана.
 Каждая такая ситуация надолго остается в памяти и  заставляет задуматься о нашей жизни.

5 С многими нашими подопечными приходилось сталкиваться на повторных заседаниях комиссии. Каждый из них по-разному реагирует и на членов комиссии,  и на проблему, с которой столкнулся. 
Некоторые подростки, совершившие правонарушения или преступления, впоследствии заводят семьи – и мы снова встречаемся с ними, но уже как с нерадивыми родителями. 
Но есть и такие случаи, когда через год-два ты посещаешь семью, ранее признанную находящейся в социально опасном положении, – и видишь благополучие, радостные глаза родителей и детей. Такое, конечно, радует.
Текст: Администратор сайта
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений