Евгений Кухарчик: как искали могилу Евсеева, отправляли в Москву раков и получали рекордные урожаи

08:29 / 08.11.2021
669
Восьмидесятилетняя биография аграрной отрасли района насыщена яркими страницами, исписанными известными в прошлом руководителями, чей жизненный путь проходил по островецкой земле. Более сорока лет возглавляли хозяйства Чеслав Иосифович Рынкевич и Мечислав Александрович Валуевич, установив рекорды, которые вряд ли кому удастся превзойти. 

Близко подошёл к этой цифре и Евгений Яковлевич Кухарчик. В общей сложности 33 года провёл он на капитанском мостике двух колхозов – «Заря» и имени Карла Маркса.

А начинал хлеборобскую карь­е­ру будущий маститый земле­делец в Берестовицком районе. Окончив школу механизации, получил один из первых тракторов отечественного производства МТЗ-2. Уже тогда стальные кони мощностью 38 лошадиных сил отличались надёжностью и простотой в эксплуатации. Днём молодой тракторист Женька Кухарчик сеял зерновые, сажал картофель, а ночью его сменщик, не давая остыть двигателю, пахал землю. И так весь сезон.

1.jpg

Рвение и трудолюбие паренька заметило руководство колхоза – его назначили бригадиром. 

С ностальгией вспоминает Евгений Яковлевич кадровое изобилие того времени. В его подчинении было 80 женщин-полеводов, чьи руки сеяли, пололи, убирали и дорабатывали выращенный урожай. С нескрываемым удивлением помогали они прижиться на полях новой культуре – кукурузе: раскладывали в рядки перед посевом кусочки рыбы, как источник фосфора, в уверенности, что подход к выращиванию королевы полей должен быть соответствующий – королевский.

После нескольких лет напряжённой и плодотворной работы перспективного специалиста напра­вили на учёбу в Высшую партийную школу. А после её окончания Кухарчик с огорчением узнал, что место его распределения – самый северный район Гродненщины. Но приказы партии не обсуждались.

В Островецком райкоме ему предложили возглавить колхоз «Беларусь» в деревне Быстрица. Евгений Яковлевич колебался: считал, что такая ответственная должность ему пока не по плечу. А вот секретарь парторганизации – в самый раз! Компромиссное решение на какое-то время всех устроило. Так начался его длинный путь по островецкой земле.

Вскоре представилась возможность проявить себя в деле, выполнив необычное идеологическое задание. Нужно было найти захоронение погибшего в 1920 году комиссара Красной армии Трофима Яковлевича Евсеева и перевезти останки на территорию колхоза, хотя были известны только приблизительные ориентиры могилы.

Вместе с добровольными помощниками-коммунистами Кухарчик переправился на пароме на другой берег Вилии. Добравшись до Литвян, стали обходить дома, пытаясь точнее узнать место захоронения «стального Трофима». Однако сельчане настороженно относились к расспросам: одни и вправду ничего не знали о могиле, ведь прошло полвека, другие считали, что лучше не беспокоить прах погибшего, третьи предпочитали ни во что не ввязываться… И только один старичок показал поисковикам еле заметный, заросший травой холмик. Проведя эксгумацию, по полуистлевшим нашивкам определили, что это действительно могила Евсеева. Уложив останки комиссара в обшитый красной материей гроб, с чувст­вом исполненного долга отправились в обратный путь.

Через день героя Красной армии торжественно перезахоронили. Впоследствии на могиле установили памятник, именем Трофима Евсеева назвали быст­рицкий колхоз, в местной школе организовали музей. Приехавшие из России родственники погибшего комиссара благодарили за бережное отношение к его памяти.

Получив почти боевое крещение, выслушав немало похвальных слов, Евгений Яковлевич вскоре дал согласие возглавить колхоз «Заря».

…С восходом солнца солидная делегация, в состав которой входили председатель рай­испол­кома, прокурор, начальник милиции и кандидат в председатели колхоза, въехала на территорию хозяйства. Евгений Яковлевич рассказывает, что на всю жизнь ему запомнилась картинка: на краю поля сиротливо стоял, «обняв» жаткой берёзу, зерноуборочный комбайн. Склад встретил слабым попискиванием голодных мышей, в углу лежала небольшая горка проросшей ржи…

Но «картина маслом» не испугала прошедшего непростую жизненную школу специалиста. Тем более на состоявшемся вскоре собрании большинство крестьян поддержало рекомендацию районного руководства и, проголосовав за нового председателя, пообещало всячески ему помогать.

То, что в течение нескольких лет весной и осенью молодому руководителю приходилось садиться за рычаги гусеничного трактора, чтобы по бездорожью добраться в Ольховку и только там пересесть в свой ГАЗ-69, оказалось впоследствии цветочками. Настоящие испытания ждали Кухарчика впереди.

Колхоз «Заря» с центром в Завидинентах – хозяйство особенное. Находясь на отшибе, в стороне от соседних колхозов, за широкой полосой леса, оно всегда было, что называется, ни богу свечка, ни чёрту кочерга. Не раз пытались передать его соседям – в Мядельский или Сморгонский районы, но никто на такое приданое не зарился.

Но была в таком расположении своя изюминка. Первозданная природа, речка, озёра, да ещё вдали от любопытных глаз – всё это сделало его притягательным местом отдыха высопосталенных гостей. В колхоз зачастили делегации. И Евгению Яковлевичу вдобавок к своим непосредственным обязанностям пришлось освоить должность рес­торатора.

Порой поручения приходи­лось выполнять весьма необычные. Однажды для важных людей из Москвы, в руках которых находились фонды на дефицитную технику – подъёмные краны, экскаваторы, импортные кормоуборочные комбайны, – понадобилось срочно выловить несколько ведёр раков и решить задачу: как их довезти живыми в белокаменную. Придумали: ящик выстлали слоем влажного лесного мха – и членистоногие в добром здравии доехали до Москвы. Гости остались довольны – а район получил то, что заказывал!

Сколько подобных «операций» было проведено, сколько здоровья ушло на их обеспечение, известно одному Евгению Яковлевичу. 

Однако хватало у него сил и энергии и на производственные дела. Апофеозом работы в должности председателя колхоза «Заря» стало подведение итогов масштабного семинара, в котором участвовало 70 секретарей партийных организаций трёх соседних районов – Швенчёнского, Сморгонского и Ошмянского. 

После «Зари» жизненный путь привёл Кухарчика во второе по величине хозяйство района – колхоз имени Карла Маркса. Более двух десятков лет он руководил сельхозпредприятием. За это время удалось реализовать множество проектов в земледелии и животноводстве. Хозяйство неоднократно входило в тройку лучших по итогам года по производству молока, зерна, кормов. В то время надёжными помощниками председателя, опорой в повседневных заботах были Ришард Статкевич, замес­титель по кормо­производству, Валентина Мих­теева, главный зоотехник, Кази­мир Ляхович, заведующий производст­венным участком. А Георгий Кара и Михаил Жура­влёв, пройдя здесь хорошую прак­тическую школу, впоследст­вии сами возглавили хозяйства.

Под руководством Евгения Яков­левича Кухарчика выросла целая плеяда орденоносцев. Госу­дарственными наградами раз­личного достоинства был отмечен труд доярок М.С. Жилис, С.П. Янушкевич, Г.И. Янкойть, меха­низаторов Э.И. Патейко, З.Б. Ян­койтя, специалистов Л.В. Вайнерович, И.А. Стакун. Был удостоен высокой награды – ордена  «Знак почёта» – и сам Евгений Яковлевич.

…Оглядывая сделанное с высоты прожитых восьмидесяти лет, он уже не сожалеет, что однажды судьба привела его в Островецкий район. Ведь за плечами остались не только годы жизни, но и длинный извилистый путь, обильно усеянный спелыми колосьями, сохранившими тепло заботливых рук председателя.

Виталий БОНДАРИК.


Текст: Администратор сайта
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений