Владимир Сиз: «Я фотографирую головой!»

11:07 / 04.12.2017
4516
3
Владимира Степановича Сиза я знаю давно: известный фотокоррес­пондент тогда еще «Белорусской нивы» не раз приезжал в Островец. С ним было приятно работать: дружелюбный, веселый, без столичного снобизма, присущего многим журналистам центральных изданий. «В рукаве» у него всегда была пара-тройка жизненных баек, которые я потом с его разрешения «переписывала» для нашей газеты, – к примеру, о том, как в один из первых приездов в Островец его в гостинице, не разобравшись с «бесполой» фамилией, его поселили в один номер с девушкой.

Но то, что Владимир Степанович не только хороший фотокоррес­пондент, но и талантливый фотохудожник – а это, к сожалению или к счастью, далеко не всегда одно и то же – к своему стыду, узнала, только, побывав на его выставке, которая действует сейчас в киноконцертном зале «Островец».
Из нашей непринужденной беседы в редакции за чашкой кофе о фотографии и жизни, которая в кадре и за ним, и сложилось это интервью. А подаренные Владимиром Степановичем снимки стали поводом для автографа нашим читателям.

1.jpg


– У выставки – название деревни Перегородь. Это что, где? И почему? 
– Перегородь – это деревня в Мядельском районе, где у меня что-то вроде дачи, а на самом деле, можно сказать, – родной дом. Я купил его больше четверти века назад, там выросли внуки… Настя, старшенькая, теперь просит: дедушка, ты этот дом не продавай, здесь же наше детство прошло. Когда она родилась, я посадил березку – ей уже 20 лет. Когда на свет появился ее младший брат – посадил вторую. И когда бы мы ни приезжали в деревню, она бежала с ней поздороваться, обнимала, гладила: «Березонька моя дорогая, как ты тут без меня? Не скучала, не замерзла?»

– Но это же не ваша Родина?
– Нет, я родом из Украины. Но когда в 1991 году все начало рушиться, стали появляться границы, я понял, что мне нужен какой-то домик в деревне – ведь городские дети, по сути, обделены. Что они видят? У меня жена – минчанка, и каждый год ее на лето отправляли в пионерский лагерь. Теперь, когда внуки просят рассказать что-нибудь интересное из своего детства, рассказчиком в основном выступаю я. Она же отвечает: «У меня ничего интересного не было». Еще бы: трудное столичное детство, десять лет лагерей…
С покупкой этого дома вышла почти мистическая история. Мы с друзьями ехали на Браславщину, хотели там подобрать что-нибудь подходящее для дачи. Был канун католического Рождества. Снег, мороз – и в дороге у нас спустило колесо. Запаски не было.  Невдалеке увидели деревушку – пошли туда попросить у местных хоть что-нибудь, чтобы заклеить дырку. Пока разбортировали, заклеили, накачали – сын несет второе колесо: тоже спустило. И так на ровном месте у нас в машине спустило все четыре колеса! Пришлось в той деревне заночевать. А когда разговорились с хозяином, рассказали, зачем едем в Браславский район, он пожал плечами: зачем так далеко? У нас тоже дом продается. И озеро рядом, и Мядель. Так все и решилось…

2.jpg

– Ваша фотовыставка посвящена конкретной деревне. Почему же она интересна жителям других деревень и городов?
– Потому что практически в каждом районе есть такие умирающие деревни, вот эти сельские жители с натруженными руками и такими мудрыми глазами, такие же или очень похожие пейзажи, дорогие сердцам тех, кто тут жил и по воле судьбы покинул родину. И пока живут эти люди – они будут помнить… 
Мне часто пишут в книге отзывов или говорят: «Боже мой, все как в моей родной деревне». Перегородь – это обобщенный образ белорусской деревни.
Снимки самые разные: люди, пейзажи. Мы же все всегда заняты, некогда посмотреть по сторонам, увидеть красоту родного края. Помню, как-то приехали в деревню с внучкой, я сразу делами какими-то занялся. Вдруг она кричит: «Дедушка, иди скорей сюда!». Я испугался, как был, с топором в руках, прибегаю: «Что случилось?» А она сидит на крылечке, смотрит на закат и восторженно говорит: «Дед, ты посмотри: какая красота!!!» Мы часто потом с ней сидели на крылечке, пили чай или компот – и смотрели на закат…
Ну а у меня есть уникальная возможность не только увидеть эту красоту, но и запечатлеть, поделиться увиденным с другими. Что я и делаю вот уже более полусотни лет.

113.jpg

SIZ_030914_DSCN0301.jpg

SIZ_030914_Dscn0302.jpg

096.jpg



– Что больше всего любите снимать – людей, события, природу?
– Знаете, даже если сегодня и завтра снимаешь одно и то же место с одного и того же ракурса – двух одинаковых снимков не получится. Что уж говорить о людях?
Я больше всего люблю снимать людей. Причем никогда не «выставляю» их: станьте сюда, положите руку туда… Стараюсь просто подловить момент, когда они живые, настоящие…
Как-то меня попросили снять для «Известий» Василя Быкова. Я выставил свет, приготовился. Народный писатель пришел уставший, раздраженный: «Ну, где мне тут стать? Или сесть?» А я ему с порога: «Знаете, Василь Васильевич, мне ваша последняя книжка не понравилась». Он давай горячиться, доказывать что-то – а я снимаю! Потом говорю: «Подпишите мне, пожалуйс­та, вашу книгу. Она мне очень понравилась – просто снимок нужно было живой сделать, вот я вас и спровоцировал». 

011.jpg

– С чего началось ваше увлечение фотографией?
– С того, что мне на 14 лет подарили фотоаппарат. И мы с ним начали учиться: я учился снимать, а фотоаппарат меня – видеть. И только благодаря ему я умею смотреть, замечать, анализировать.
Теперь фотоаппарат всегда со мной – ведь никогда не знаешь, когда и где увидишь что-то интересное. Помню, пошли с внуками на озеро – это чуть больше километра. Я, конечно же, с фотоаппаратом: что-то там щелкаю по дороге. Вернулись, говорю: «Ну давайте посмотрим, что я тут наснимал…» А они удивленно: «Дедушка, а где ты это видел? Мы же вместе шли!»

– За столько лет «сожительства» с фотоаппаратом у вас, наверное, скопился солидный архив…
– Мне сложно сказать, насколько он солидный, но более полутора миллиона снимков в нем хранится: миллион старых, пленочных, и 600 тысяч – цифровых.

015.jpg

047.jpg

– Ничего себе! И как вы с ними разбираетесь?
– Где-то в конце 70-ых я понял, что нужно систематизировать архив – много пленок скопилось, с 1964 года я все храню. Два с лишним года я занимался его созданием. Нашел хорошую систему его ведения. Теперь каждая пленка, каждая папка обозначена: где, когда и что снимал – год, месяц, число, место, событие, личность. И теперь все можно найти. К примеру, собираясь в Островец, я пересмотрел все, что тут когда-то снимал здесь, сбросил на флешку: может, пригодится…

– С развитием цифровых технологий – когда каждый умеет нажать на кнопку – настоящих фотографов стало больше – или меньше?  
– Я с 2000 года перешел  на цифру. В то время часто спрашивали: «Чем ты снимаешь?» Я отвечал: «Тем же, чем и 50 лет назад». Начинали хихикать: «Ты такой динозавр, может, еще и треногу с собой таскаешь?» А я и 50 лет назад, и теперь снимаю головой. Фотоаппарат – это  всего лишь инструмент. Читателя ведь не интересует, какой авторучкой или за каким столом поэт написал свои стихи. Так и с фотоаппаратом: можно гениальный снимок сделать «мыльницей», а можно и суперсовременной аппаратурой собирать «фотомусор».
В этом смысле есть три стадии. На первой фотограф у всех спрашивает: «Чем ты проявлял?» Он уверен: если мастера дадут рецепт волшебного про­явителя, то у него будут такие же снимки. 
Второй, самый дорогостоящий: «Вот если бы у меня был такой фотоаппарат…» Был у меня знакомый, который говорил: «Вот соберу всю линейку объективов к этому фотоаппарату – и сниму шедевр!» Так и не собрал… 
Когда фотограф благополучно проскакивает первый и второй этапы, то он не спрашивает, чем снято, а смотрит и оценивает содержание, композицию, настроение, мысль, что несет снимок.

057.jpg

076.jpg

– Есть мнение, что ежедневная журналистская рутина убивает творчество. Ведь каждый год нужно писать и снимать одно и то же: посевная, уборочная, дожинки, первый звонок, последний, Новый год, 8 Марта…
– У меня – не убила. Я не повторяю снимки: если снимал так, в другой раз буду иначе. 
Хотя это легкий путь для журналиста: сделать штук 10-12 «проходников» – и потом «клепать» по шаблону, как говорится, «пипл схавает». Но мне это неинтересно. Я из каждой командировки привозил 200-300 снимков, хотя знал, что в газету пойдут 3-4, максимум – 10. Остальные – в архив. Многие удивлялись: зачем столько? Я всегда отвечал: «Это я готовлюсь к столетию Октябрьской революции – где потом найдешь?» 
Перефразировав известную поговорку про зачетку, можно сказать: сначала ты работаешь на архив – а потом архив на тебя…

– Чем вы занимаетесь на пенсии?
– Отредактировал и издал три книги Адлольфа Адольфовича Володько, бывшего председателя знаменитого колхоза имени Суворова с Поставщины. В данный момент работаю старшим научным сотрудником литературного музея Якуба Колоса: отцифровываю находящиеся в нем документы. Обработал 4 тысячи, осталась мелочь – 40 тысяч…
И, конечно же, занимаюсь фотографией – это неотъемлемая часть меня.

067_1.jpg

– У вас столько фотографий, а выставка – первая…
– Как-то никогда не стремился. Шучу по этому поводу: накап­ливал материал…

– Островец ведь не первый город в ваших выставочных «гастролях»?
– Поначалу выставка открылась, так сказать, на родине – в Мяделе. Затем работала в двух залах в Поставах. Сейчас вот в Островце. На очереди – Вилейка, Ошмяны, Молодечно. Приглашают и в Минск, но мне кажется, что ее место – в таких вот небольших городках. Хотя, если появится «форточка», возможно, выставимся и в Минске.

– Какой совет вы дали бы молодым, которые только взяли в руки фотоаппарат?
– Снимать, смотреть, думать – и опять снимать!

100.jpg

098.jpg

056.jpg

017.jpg

054_1.jpg

SIZ_030914_0386.jpg




Текст: Нина Рыбик
Комментарии
0
Гость
Неплохое интервью... Но пишите ведь о фотографе (!!!!!) - и только одна его фото.... Как, если не по работам, оценивать мастера?
Имя Цитировать 0
0
Ніна Рыбік
Так, Госць, вы маеце рацыю, дзякуй за завўагу -- выпраўляемся. Пераздымаць работы з фотавыстаўкі мы не сталі -- лепш наведайце і пабачце на свае вочы, а вось сёе-тое з вялізнага архіву, часткай якога з намі падзяліўся Уладзімір Сцяпанвіч, змяшчаем сёння.
Имя Цитировать 0
0
ЗлоДзень
Цитата
Гость 14:30 / 04.12.2017
Неплохое интервью... Но пишите ведь о фотографе (!!!!!) - и только одна его фото.... Как, если не по работам, оценивать мастера?
Вот же ж люди... Статья в первую очередь о человеке и его деле, а если заинтересовали его работы, Google-поиск в помощь!
Имя Цитировать 0
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений